В чем суть сна иакова

Лестница Иакова,
или Без Бога не до порога

Семейная жизнь ветхозаветных патриархов. Беседа 22-я

Публикуя финальную «Беседу» протоиерея Олега Стеняева на Книгу Бытия, мы рады сообщить читателям, что издательство Сретенского монастыря готовит книгу по этому циклу бесед.

Небо начинается на земле, равно как и вхождение в Церковь Божию, преддверие Царства Небесного начинается с домашней Церкви, как апостол Павел и называет семью верующих: домашнюю их церковь (Рим. 16, 4); ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией? (1Тим. 3, 5).

Так и Иаков должен был создать собственную семью, научиться «управлять собственным домом», дабы начать заботиться и «пещись о Церкви». Впрочем, в те времена и не было другого формата церковного бытия, кроме семейного.

Основанием семейной жизни должна быть общность веры

Следовательно, основанием семейной жизни должна быть общность веры. Как говорили наши предки: Без Бога не до порога.

И мы читаем далее Книгу Бытия (уже с 28-й главы):

И призвал Исаак Иакова и благословил его, и заповедал ему и сказал: не бери себе жены из дочерей Ханаанских; встань, пойди в Месопотамию, в дом Вафуила, отца матери твоей, и возьми себе жену оттуда, из дочерей Лавана, брата матери твоей; Бог же Всемогущий да благословит тебя, да расплодит тебя и да размножит тебя, и да будет от тебя множество народов, и да даст тебе благословение Авраама [отца моего], тебе и потомству твоему с тобою, чтобы тебе наследовать землю странствования твоего, которую Бог дал Аврааму! И отпустил Исаак Иакова, и он пошел в Месопотамию к Лавану, сыну Вафуила Арамеянина, к брату Ревекки, матери Иакова и Исава (Быт. 28, 1–5).

«Посмотри, как праведник все наперед ему провозвещает и дает ему достаточные средства к утешению, предрекая ему и возвращение, и наследование земли, и то, что он не только возрастет во множество потомства, но и сонмы народов произойдут от семени его. Услышав это, сын исполнил повеление отца и пошел в Месопотамию к Лавану, брату матери своей» [1] .

Пророческие обетования, изреченные его отцом, не могли не вдохновить и не обрадовать его. Подобную радость о Слове Божием испытывал и царь Давид, восклицавший: Слово Твое – светильник ноге моей и свет стезе моей (Пс. 118, 105).

В этой ситуации, когда Исаак ничего не выговаривает сыну своему за вынужденный обман, мы видим, что пророческое ведение вернулось к слепому Исааку, и теперь, вероятно, он сам догадывается, что пребывал в обманчивой иллюзии относительно предполагаемого наследника Исава, совершенно не наделенного необходимыми для религиозного лидерства качествами.

Но есть и аллегорическое истолкование данного события и обстоятельства – зачем искать невесту в языческой Месопотамии.

Древнехристианский экзегет Цезарий Арльский пишет:

«Возлюбленные, когда благословенный Исаак отправлял своего сына в Месопотамию, он являл собой образ Бога Отца, а Иаков – Господа Христа. Отвергнув женщин тех мест, где он жил, благословенный Исаак послал сына за женой в отдаленную страну, потому что Бог Отец отвернет синагогу евреев и пошлет Сына Своего Единородного создать Церковь из язычников. Это истинно исполнилось, когда апостолы говорили евреям: вам первым надлежало быть проповедану слову Божию, но как вы отвергаете его и сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам (Деян. 13, 46)» [2] .

Исав увидел, что Исаак благословил Иакова и благословляя послал его в Месопотамию, взять себе жену оттуда, и заповедал ему, сказав: не бери жены из дочерей Ханаанских; и что Иаков послушался отца своего и матери своей и пошел в Месопотамию. И увидел Исав, что дочери Ханаанские не угодны Исааку, отцу его; и пошел Исав к Измаилу и взял себе жену Махалафу, дочь Измаила, сына Авраамова, сестру Наваиофову, сверх других жен своих (Быт. 28, 6–9).

Библия – это не учебник истории, но Божий План нашего Спасения

Здесь, и мы на это уже обращали внимание, нарушена хронология событий. Мы прочитали: и пошел Исав к Измаилу, хотя ранее уже читали о смерти Измаила (Быт. 25, 17). Но, как и ранее, хочется напомнить, что Библия – это не учебник истории и не хронограф, но Божий План Домостроительства нашего Спасения, где все… полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности, да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен (2 Тим. 3, 16–17).

Но тогда чему нас может научить это уточнение про Исава? Прежде всего, тому, что так и не раскаявшийся в прежних своих деяниях Исав продолжает действовать в не совсем правильном направлении, принимая решение спонтанно, в результате первого эмоционального всплеска, и без совета со старшими. Здесь, даже подражая Иакову, он все еще остается Исавом – своевольным, завистливым и напористым.

Иаков же вышел из Вирсавии и пошел в Харран, и пришел на одно место, и остался там ночевать, потому что зашло солнце. И взял один из камней того места, и положил себе изголовьем, и лег на том месте (Быт. 28, 10–11).

Здесь все очень и очень непонятно…

Что значит: и остался там ночевать, потому что зашло солнце? Мы все ложимся спать после захода солнца…

Златоуст поясняет: «Когда зашло солнце, он уснул там, где его застигла ночь… Заметь мужество юноши… За то, как он имел любомудрую душу, ум твердый и был чужд всякой житейской суетности, то и удостоился дивного видения» [3] . То есть в таком его действии обнаруживается вера и глубокое упование на полученное благословение и изреченное отцом же пророчество. Когда ляжешь спать, – не будешь бояться; и когда уснешь, – сон твой приятен будет (Притч. 3, 24).

И далее еще более непонятно: взял один из камней того места, и положил себе изголовьем! Кто же использует камень вместо подушки?

Блаженный Иероним поясняет:

«Никогда ранее он не клал себе под голову камня, только в тот момент, когда бежал от преследователя. до тех пор, пока пребывал в доме своего отца и имел утешения плоти, не клал под голову камня. Он покинул свой дом бедным, с одним только посохом, и тотчас, в ту же ночь, нашел камень и положил себе изголовьем… Камень этот, о котором написано в Книге Царств, называется Авен-Езер (1 Цар. 7, 12), и камень этот – Христос. Авен-Езер в переводе означает ‟камень помощи”. Сказано далее, что утром Иаков пробудился. И что же он сказал? Это не иное что, как дом Божий. И что же он сделал? И взял камень, говорится, и возлил елей на верх его. И если мы не постигли тайну Писания, то какой был смысл в том, что он возлил елей на камень?» [4] .

Каждое действие праведного – урок для нас

Таким образом, каждое действие праведного – урок и школа для нас.

И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней. И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака; [не бойся]. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему; и будет потомство твое, как песок земной; и распространишься к морю и к востоку, и к северу и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные; и вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю, ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе (Быт. 28, 12–15).

Здесь буквально все более чем неслучайно, духовно и аллегорично. В экзегетике мы сталкиваемся с целой мозаикой истолкований и мнений.

Толкование сна Иакова применительно ко Христу обнаруживается уже в Новом Завете (Ср. Ин. 1, 51). Комментаторы и истолкователи видят прообразы Спасителя в отдельных деталях и фрагментах истории: в подложенном под голову камне (Иероним); в лестнице, которая указывает на будущий крест (Афраат; Цезарий; Хроматий); в Самом Господе, говорящем с вершины лестницы (Амвросий; Цезарий; Кирилл Александрийский). Также лестница обозначает Церковь (Беда), а восходящие и нисходящие ангелы указывают на церковную проповедь, образцом которой является проповедь апостолов, в частности, апостола Павла (Августин; Кирилл Александрийский; Цезарий; Иероним). Одновременное присутствие Христа в образе Иакова и говорящего Господа не должно смущать, так как речь идет о Спасителе, как о Небесном главе земного тела Церкви (Цезарий). Чем выше поднимается человек, тем более сильным может оказаться его падение (Иероним). Бог помогает Иакову, видя его желание бежать от суеты и во всем полагаться на Промысл (Златоуст) [5] .

Бог помогает Иакову, видя его желание бежать от суеты и во всем полагаться на Промысл

Здесь мы особенно выделим комментарий Иоанна Златоуста о необходимости глубокого личного упования на Бога при нашем восхождении в Его чертоги. И комментарий Беды Достопочтенного о подлинной церковности, в ее стремлении к надмирному и Небесному.

Святитель Иоанн Златоуст учит:

«Усматривай здесь дивное попечение человеколюбца Бога. Он видел, что Иаков, по совету матери, страшась брата, предпринял это странствование и совершает путь как какой-нибудь скиталец, не имея ниоткуда никакого утешения, но во всем полагаясь на помощь свыше; и тотчас, в самом начале пути, желая укрепить его стремление, является ему и говорит: Я Господь, Бог Авраама и Бог Исаака, отца твоего. Я сделал, что и патриарх, и отец твой достигли столь великой славы; а потому не бойся, но веруй, что Я, исполнивший данные им обетования, удостою и тебя Моего промышления. Итак, не бойся, но будь бодр и, отложив всякий страх, верь тому, что Я говорю тебе: ибо землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему; и будет потомство твое, как песок земной. Не думай, что если ты теперь идешь в чужую страну, то лишишься той земли, где родился, где воспитан и вырос: и распространишься к морю и к востоку, и к северу, и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные; и вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю, ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе» [6] .

С одной стороны, здесь поражает то, как свободно Златоуст воспроизводит слова Бога, как бы объемля ими все наши возможные страхи, комплексы и сомнения перед лицом неизвестности о собственном будущем.

И действительно, разве не Господь Бог есть Тот, Который в равной степени обладает нашим прошлым, настоящим и будущим; нашим, и наших семей, и всех тех, которые дороги нашим сердцам? С кем советуется Он, и кто вразумляет Его и наставляет Его на путь правды, и учит Его знанию, и указывает Ему путь мудрости? Вот народы – как капля из ведра, и считаются как пылинка на весах. Вот, острова как порошинку поднимает Он (Ис. 40, 14–15). И при всем при этом величие христианского Бога заключается и в том, что, управляя бесконечно огромными величинами мироздания, Он, в Своей отеческой заботе о каждом из нас, близок к нам, к каждому из нас, настолько, что мы едва ли сможем до конца постигнуть Его отеческую любовь и заботу. Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя (Ис. 49, 15).

«Лестница, виденная Иаковом, – это Церковь, рождение которой на земле, а жительство – на небесах. По ней восходят и нисходят ангелы, когда евангелисты в одно время открывают совершенным слушателям превосходящие все другие сокровенные таинства Божественности [Христа], в другое – возвещают еще не окрепшим о хрупкости Его человечности. Они восходят, когда обращаются разумом к горнему, и нисходят, когда наставляют слушателей в том, как жить на земле» [7] . И действительно, Бог, Который возводит одних к вершинам Богопознания и Богооткровенния, нисходит к другим, открывая им человеческими словами и образами начатки веры. Узами человеческими влек Я их, узами любви, и был для них как бы поднимающий ярмо с челюстей их, и ласково подкладывал пищу им (Ос. 11, 4).

Иаков пробудился от сна своего и сказал: истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал! И убоялся и сказал: как страшно сие место! это не иное что, как дом Божий, это врата небесные. И встал Иаков рано утром, и взял камень, который он положил себе изголовьем, и поставил его памятником, и возлил елей на верх его (Быт. 28, 16–18).

По этому отрывку существует, подобно предыдущему, целая мозаика истолкований и изъяснений.

Помазание камня елеем – символ Божия Помазанника Христа (Ефрем; Августин), Его Воплощения, смерти и Воскресения (Кирилл Александрийский; Беда). Камень указывает на народы, которые поверят в Христа (Афраат). Верующие призваны не только узнавать параллели между Ветхим и Новым Заветом, но и жить по заповедям (Цезарий). Иаков сооружает камень в память о виденном и с надеждой на будущее. Его молитва и действия учат тому, как следует искать Царство Божие (Златоуст) [8] .

Кирилл Александрийский учит: «Камень был поставлен как памятник, был помазан елеем и почтен как образ Христа, поскольку Еммануил был помазан Богом и Отцом елеем радости более соучастников Его. К тому же Он восстал из мертвых, хотя и добровольно сошел к смерти. Вот что, по моему мнению, означает поставление камня» [9] .

Поражают слова: взял камень, который он положил себе изголовьем, и поставил его памятником! То есть необходимо поставить во главу угла, превыше всего, Тот Камень, о Котором и сказано: Посему так говорит Господь Бог: вот, Я полагаю в основание на Сионе камень, – камень испытанный, краеугольный, драгоценный, крепко утвержденный: верующий в него не постыдится (Ис. 28, 16); и еще: Да и все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа (Фил. 3, 8).

Мы не всегда распознаем близость Господа к каждому из нас

Удивительно восклицание Иакова: истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал! Как и в случае с Агарь (Быт. 16, 14), мы не всегда распознаем близость Господа к каждому из нас, сами удаляемся от Него своим нечувствием Его Любви и вновь приближаемся к Нему, объятые Его заботою и милостью.

И в то время, пока мы крутим головою:

Со страниц Писания доносится:

Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною (Откр. 3, 20).

Иаков, помазывающий Камень-Христа, созерцает в Нем Царя, Пророка и Первосвященника

И Иаков, помазывающий Камень-Христа, созерцает в Нем Царя, Пророка и Первосвященника, каждого из которых помазывали у евреев миром и елеем. Он видит чрез толщу веков еще не совершившееся как совершившиеся, обличая нас, не всегда способных в уже состоявшемся созерцать непреходящее и вечное.

Созерцает Таиновидец Иаков и камень помазания, куда полагали уже мертвое Тело Христа… Значит, зрит и Его Славное Воскресение!

И нарек [Иаков] имя месту тому: Вефиль, а прежнее имя того города было: Луз. И положил Иаков обет, сказав: если [Господь] Бог будет со мною и сохранит меня в пути сем, в который я иду, и даст мне хлеб есть и одежду одеться, и я в мире возвращусь в дом отца моего, и будет Господь моим Богом, – то этот камень, который я поставил памятником, будет [у меня] домом Божиим; и из всего, что Ты, Боже, даруешь мне, я дам Тебе десятую часть (Быт. 28, 19–22).

«Вефиль» и означает: «Дом Божий»! Значит, Иаков, почтив Христа как основание веры (Камень-Столб-Памятник); возлив елей, то есть признав Его Помазанником (Царем, Пророком и Первосвященником); связав это место с основанием Храма (Дом Божий), – исповедует Христа и Господом Богом!

Вероубеждения Иакова приобрели цельный вид, теперь-то он и может создать семью и передать основы своей веры детям.

Ибо что такое семья и дом, страна и благополучие, если они не основаны на единстве духа, веры, надежды и любви? Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его; если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж (Пс. 126, 1).

источник

Сон Иакова — комментарий к ежедневной главе

1. И призвал Исаак Иакова — Согласившись с предложением Ревекки Исаак послал Иакова в Месопотамию (Быт.25:20). Знал или не знал Исаак о заговоре Исава, он все равно сознавал, что будет благоразумнее для Иакова и Исава разлучится друг с другом до тех пор, пока напряженное положение в доме не ослабеет.

4. И да даст тебе благословение Авраама — Семейная нить официально должна была сохраниться через Иакова. Следовательно, благословения, неоднократно обещанные Аврааму, ныне были переданы Иакову (Быт.17:2-3, 22:16-18). Он покинул свой дом с сознанием вины, но вместе с тем и благословением отца.

5. И отпустил Исаак Иакова, и он пошел в Месопотамию к Лавану, сыну Вафуила Арамеянина — см. гл.25:20. Моисей сознательно ставит имя Иакова впереди имени Исава, поскольку отныне Иакову принадлежит не только первородство, но и благословение Авраама.

9. И пошел Исав к Измаилу — В благословении, которое Иаков получил от Исаака, а также в повелении Иакову взять себе жену из родственников в Месопотамии, Исав увидел глубоко укоренившуюся неприязнь, какую его родители питали к его хеттейским женам. Без сомнения, намереваясь угодить родителям, он отправился взять себе жену из семейства своего деда Аврама, подобно тому, как Иакову было велено выбрать жену из семейства Лавана, дяди по материнской линии (Махалафа или Васемаха, см. гл.36:3), которую Исав взял себе в жены, доводилась Исааку, как жена Иакова Рахиль — его матери Ревекке. Исав взял племянницу своего отца в жены Иакова — племянницу своей матери. Выражение «Пошел Исав к Измаилу» следует понимать «к семейству Измаилову», так как Измаил умер 14 лет назад (Быт.25:19,27).

10. Иаков же вышел из Вирсавии и пошел в Харран — Иаков отправился в согласии с желанием матери и повелением отца (Пр.1:8). Хотя ему было уже 77 лет (Быт.27:1) однако он продолжал считаться с родителями и повиноваться их авторитету. С него может взять пример каждый достойный сын своих родителей, если конечно его поступки не будут противоречить верности Божией (Пр.6:20, Мал.1:6).

Конечным пунктом странствования Иакова должен был стать знаменитый город в северной Месопотамии. Это было место, где остановился Фарра, выйдя из Ура (Быт.11:31). Во время посещения Елиезером приблизительно 100 лет назад, семья Вафуила, включая Лавана, жила в городе Нахора, который был расположен неподалеку от Харанна (Быт.24:10). Приведенные слова свидетельствуют о том, что после замужества Ревекки семейство Вафуила переселилось в Харран. Совет Ревекки идти Иакову прямо в Харран, а не в город Нахора (Быт.27:48) показывает, что в Вирсавии было известно о том, что семья Лавана переселилась.

11. И пришел на одно место — На исходе второго дня Иаков достиг окрестности Луз (ст.19), находящегося в 50 милях к северу от Вирсавии. Он решил не ночевать в самом городе из-за страха от хананеев. Мнение Иосифа Флавия о том, что Иаков не захотел войти в город из ненависти к ним, по-видимому не стоит выдвигать на первый план («Книга древностей» Иосиф Флавий).

И взял один из камней того места, и положил себе изголовьем — Буквально «место головы». Поэтому Иаков взял камень и положил его себе под голову. Изголовье было неизвестно. Во многих восточных странах люди делает себе изголовье из дерева, глины, камня или металла. Образцы древних изголовий сохранились в Египте по сей день, поскольку все они были изготовлены из тяжелых металлов, но не было надобности брать их с собой в путь. Гладкий камень был обычно для этого достаточен. Поэтому сон Иакова на камне не представлял для Иакова каких-либо неудобств. Камень упоминается здесь в сявзи с использованием его для определенной цели, о чем пойдет речь в последующем рассказе (ст.23).

12. И увидел во сне — Когда Иаков лежал там, уставший, одинокий и огорченный, его сердце обратилось в молитве к Богу. Таково было его душевное состояние во время сна. Только после двух дней, в течение которых он имел возможность размышлять о своем поступке, видеть собственную немощь, Бог явился к нему. Промедление в плане Божием нередко является средством, очищающим душу и побуждающим человека полностью положиться на милость Божию. Лестница была видимым символом действительного и постоянного общения Бога, обитающего на небе, с Его народом, обитающим на земле. Ангелы восходят на небо, представляя перед Богом нужды человеческие, и нисходят на землю неся с собой обетования Божьей помощи и защиты. Лестница, касалась земли, где лежал Иаков, одинокий, лишенный всего и покинутый всеми людьми. Там вверху на небе находился Господь, открывшийся Иакову, как Бог его отцов. Он не только повторил ему все обетования, данные его отцам — владение Ханаанской земли, многочисленное потомство и благословение над народом (Быт.12:23,13-17, 15:6-7, 17:2-6 и т.д.), но и обещал ему Свою охрану во время странствования и безопасное возращение домой. Так как исполнение обетования относилось к далекому времени, данного Иакову, то Бог твердо заверил его следующими словами: «Я не оставлю тебя и доколе не исполню того, что Я сказал тебе».

16. Истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал! — Слова Иакова не являются доказательством того, как полагают некоторые толкователи, что Иаков видел Бога в определенных посвященных местах, и что в данном случае он как раз оказался на одном из таких мест. Он с радостным удивлением увидел, что там, где он считал себя одним, он находился фактически в общении с Богом. Слова Иакова в известном смысле являются самообвинением. Он признал, что именно недостаток веры поверг его в уныние. Ощущая свое одиночество, он увидел, что теперь Бог ближе к нему, чем когда-либо.

17. Как страшно сие место! — Те, которые удостаиваются иметь откровения от Бога, чувствуют в своем сердце глубокий страх и благоговение. К пророку Исаии пришло сознание вины настолько сильное, что он боялся за свою жизнь (Ис.6:5). Подобное переживание привело Иакова к глубокому сознанию своего недостоинства и глубокого греховного состояния. Но несмотря на свой страх, он знал, что это место «дом Божий» обитель мира и безопасности.

18. И встал Иаков рано утром, и взял камень — Камень, который послужил ему изголовьем, теперь сделался памятником откровения, которое он получил от Бога. Он возложил для посвящения в память о милости, явленной ему (Исх.30:26-30). Этот камень не был ни в коем случае предметом поклонения. Поклонение камням распространено у жителей Ханаана, но Богом оно было строго запрещено (Лев.26:1, Втор.16:22) Позднее, правда, израильтяне нарушили этот божественный запрет и воздвигли статуи как предмет для поклонений (3Цар.14:23, 4Цар.18:4, 23:14, 2Цар.14:3, 31:1, Ос.10:1-2, Мих.5:13). Это, однако, не значит, что каждый такой камень содержал в себе культовый смысл. Иаков воздвиг еще такой камень в память о мирном договоре с Лаваном (Быт.31:45) и еще один в память о погребении Рахили (Быт.32:20). Авессалом впоследствии воздвиг один из таких камней в память о себе (2Цар.18:13).

19. И нарек [Иаков] имя месту тому: Вефиль — Или «дом Божий». Это имя впоследствии было дано соседнему городу Луз. Вефилем было прежде названо место, где стоял памятник Иакова, а не Луз. Это видно из книги Иисуса Навина, где оба места явно отличны друг от друга. Правда в других местах Писания Вефиль известен как более позднее наименование древнего города Луз (Быт.35:5, И.Нав.18:13, Суд.1:23). Это наименование было дано лишь после того, как Израильтяне заняли город. Он и по сей день сохраняет свое арабское название «Вентин».

20. И положил Иаков обет — Здесь впервые говорится об обете. Принимая обет, человек возлагает на себя обязанность совершить то-то или то-то. Поскольку исполнение Иакова зависело от силы Божией и поскольку он предназначен был Богу, то он был принесен в виде молитвы. Он был совершен не в виде сделки, а в духе благодарности, смирения и доверия.

Если [Господь] Бог будет со мною и сохранит меня в пути сем — Эти слова ни в коем случае не говорят о том, что Иаков сомневался в исполнении Божьих обетований или что он ставил условия Богу. Он верил Господу по Слову Его. Так как Он обещал милостиво быть с ним и благословить его, то он со своей стороны желает быть верным Ему. В глубоком благоговении мысли Иакова обратились к Тому, каким образом он может выразить Ему свою верность.

Даст мне хлеб есть и одежду одеться — Иаков, который до сего времени не колебался использовать самые низкие средства для того, чтобы добиться более выгодной доли наследства, теперь в смирении своем ничего не просил, кроме защиты, пищи, одежды и мирного возращения в дом своего отца. Он будет счастлив, имея лишь насущные средства жизни. Его стремление к богатству и роскоши, чести и силе — исчезло. Какой урок смирения и как Иаков научился из него!

21. И я в мире возвращусь в дом отца моего — В его мыслях Бог был Богом его отцов. Он уже давно принял Господа как своего Бога. Если раньше он во многом полагался на богатство и незыблемость отчего дома, то теперь обстоятельства заставили его искать более тесной личной зависимости от Бога во всем, что он, не задумываясь привык считать своим. Это не было его первое сближение с Богом. Это было более глубокое понимание и зрелость того, что значит быть в общении с Ним.

С этого момента Иаков стал проявлять свою верность Богу. Он подчинился Божественному руководству и отдал Богу свое благодарение, свое благодарное, любящее сердце. Какой прогресс совершился в его жизни за 20 лет между Вефилем и Ненуелем! В его сердце теперь царила благодать, но борьба не была окончена. Его наклонности ко злу остались, и он иногда уступал им. Но принципы праведности теперь заняли прочное место в его жизни, и он вернулся в Ханаан, имея глубокое доверие к Богу. Под неустанным надзором Божиим, он постоянно продолжал возрастать в вере, пока наконец, не был наречен «князем Божиим».

22. То этот камень, который я поставил памятником — Иаков заявил о своем намерении воздвигнуть на этом месте жертвенник для поклонения Богу. Это свое решение он выполнил несколько лет спустя, после успешного возвращения к себе на родину.

И из всего, что Ты, Боже, даруешь мне, я дам Тебе десятую часть — Авраам и Иаков — оба понимали значение десятины и регулярно возвращали от своих доходов десятую часть (Быт.14:20). Слова Иакова говорят о том, что в прошлом он этого не делал. Быть может, он теперь не многое считал своим. Возможно его алчный дух заставил его забыть про десятину. Как бы там ни было, но возвращать десятину, не ожидая никакого вознаграждения от Неба, а в знак смирения и признательности Богу за то прощение и милость, которые оказаны ему … Дословно его обещание звучит так: «Давая я буду давать». Другими словами, он обещал постоянно давать десятину со всех своих доходов. Судя по его будущей жизни, в которой он оставался верным Богу, нет никакой причины сомневаться в том, что он добросовестно исполнит свой обет. Об этом свидетельствует и обильное благословение, какое Иаков получил от Бога в последующие годы (Мал.3:8-11). Он, который 77 лет не платил десятину, теперь покинул Ханаан бедным странником, не имея ничего в руках, кроме одного посоха, но вернулся через 20 лет со множеством скота, слуг и многочисленной семьей.

Этот жизненный опыт Иакова может служить хорошим примером каждому христианину. Во дни несчастья он должен подумать, не удержан ли небесные благословения за его неверность в уплате десятины (Амос.1:6-11). Опыт Иакова подтверждает, что никогда не поздно начать новую жизнь в этом отношении не для того, чтобы заслужить милость от Бога, в знак преданности и любви к Нему. Благословения Неба могут излиться в этом случае на искреннего верующего, как они были излиты на Иакова.

Всякое общение Бога с человеком преследует собой величественную цель — развить в нем характер, достойный Творца.

источник

Глава 28

Бегство Иакова и новая женитьба Исава

Быт.28:1 . И призвал Исаак Иакова и благословил его, и заповедал ему и сказал: не бери себе жены из дочерей Ханаанских;

Исаак призывает к себе Иакова с целью как бы официального признания его в правах первородства; по выражению равв. Елиезера, это как бы приложение печати к акту благословения, в удостоверение его сознательности.

Быт.28:2 . встань, пойди в Месопотамию, в дом Вафуила, отца матери твоей, и возьми себе жену оттуда, из дочерей Лавана, брата матери твоей;

На вопрос: почему Иаков после стольких благословений убегает из родительского дома, лишенный всего необходимого, блаженный Феодорит отвечает: «В сих мнимых бедствованиях явственно открывается Божия попечительность. Иаков для того и бежит и идет один, чтобы, возвратившись с великим именем, и самому увидеть, каково промышление Бога всяческих, и других научить сему. Попечительность же Свою об Иакове Бог немедленно обнаружил явлением» (блаженный Феодорит, отв. на вопр. 85; ср. Иоанн Златоуст, с. 574). Страна, куда имеет идти Иаков, в рассказе об отправлении туда Елиезера названная просто родиной Авраама ( Быт. 24:4, 7 ), теперь Исааком называется прямо Месопотамией (евр. Падан-Арам): страна эта сделалась теперь более известной патриархальному семейству, почему Иаков совершает путешествие один. Наставление Исаака, чтобы Иаков взял себе жену из дочерей Лавана, дается им не без влияния Ревекки ( Быт. 27:46 ) и по примеру Авраама ( Быт. 24:3–4 ) и во всяком случае свидетельствует о том, что Исаак хорошо понимает, что чистота крови патриархальной семьи требуется сущностью теократического закона.

Быт.28:3–4 . Бог же Всемогущий да благословит тебя, да расплодит тебя и да размножит тебя, и да будет от тебя множество народов,

и да даст тебе благословение Авраама [отца моего], тебе и потомству твоему с тобою, чтобы тебе наследовать землю странствования твоего, которую Бог дал Аврааму!

Как Бог, возвещая Аврааму рождение от него сына и происхождение многочисленного потомства, называет Себя Богом всемогущим, El-Schaddai ( Быт. 17:1 ), так этим же именем Ел-Шаддай называет Бога и Исаак при обещании Иакову потомства и передаче ему всех благ Авраамова наследия. Слав. «в собрание языков» (LXX: εἰς συναγωγὰς ἐθνῶν ) точнее и сильнее, чем в русск. перев., передает евр. выражение zehal-ammim, церковь народов.

Быт.28:5 . И отпустил Исаак Иакова, и он пошел в Месопотамию к Лавану, сыну Вафуила Арамеянина, к брату Ревекки, матери Иакова и Исава.

Излишнее, по-видимому, определение Ревекки, как матери Исава и Иакова, имеет, по еврейским толкователям, тот смысл, что Ревекка обоим сыновьям завещала жениться на родственницах, но только Иаков следует наставлению матери, а затем, по подражанию ему, Исав женился (в 3-й уже раз) на родственнице – дочери Измаила.

Быт.28:8–9 . И увидел Исав, что дочери Ханаанские не угодны Исааку, отцу его;

и пошел Исав к Измаилу и взял себе жену Махалафу, дочь Измаила, сына Авраамова, сестру Наваиофову, сверх других жен своих.

Этот поступок Исава вытекал из желания загладить свою вину пред родителями: «и пошел. к Измаилу» , т.е. в дом Измаила, так как сам Измаил тогда уже умер, (не менее как за 14 лет пред тем), почему, может быть, дочь его и называется здесь сестрою Наваиофа, первенца Измаилова ( Быт 25.13 ); в Быт. 36:3 эта женщина названа Васемафой, а не Махалафой, как здесь. Эту разноплеменность (замечаемую и относительно других жен Измаила, (ср. Быт. 26:34 и Быт. 36:3 ) еврейские комментаторы объясняли или действительной двуименностью данной женщины, или переименованием по какому-либо знаменательному случаю: то и другое у древних евреев, как известно, было в обычае.

О самом поступке Исава равв. Елиезер говорит: «Если бы он прежних жен отпустил от себя, то я сказал бы, что он правильно поступил, но так как говорится: «Он взял ее сверх жен своих», – то этим показывается, что струп следовал за струпом, боль за болью, терн за терном» (Beresch. г., s. 326).

Сон Иакова и Божие ему обетование

Быт.28:10 . Иаков же вышел из Вирсавии и пошел в Харран,

Со ст. 10 излагается уже почти исключительно история Иакова (краткое упоминание о смерти Исаака – в Быт. 35:28–29 ), естественным образом распадающаяся на 3 периода по месту обитания: месопотамский, ханаанский и египетский. Иаков пошел от Вирсавии к северу по Ханаану, затем через Иордан и Галаад (ср. Быт. 31:25 ), Вассан и затем в направлении к Дамаску и далее. Трудность пути и решимость Иакова вне сомнения. «Человек, воспитанный дома, пользовавшийся такими услугами, отправляясь в путь, не потребовал ни вьючных животных, ни свиты, ни дорожных запасов, но вступает в путь как бы уже по апостольскому примеру» (Иоанн Златоуст, Бес. на Бытие 54 , с. 581). По раввинам, выражение ст. 10 указывает, что Иаков с болью оставлял отеческий дом (Абарбанель) и что город (Вирсавия) с уходом благочестивого мужа лишился своей славы (Раши).

Быт.28:11 . и пришел на одно место, и остался там ночевать, потому что зашло солнце. И взял один из камней того места, и положил себе изголовьем, и лег на том месте.

Место остановки Иакова, названное им именем Вефиль, лежит в 12 римских милях от Иерусалима, на пути в Сихем; Иаков мог идти до этого места не один день (по раввинам, Иаков был «сыном дня», т.е. в день выхода из Вирсавии прибыл в Харран, что, конечно, невероятно). Слав.: «обрете место» точнее отвечает евр. pаgа (и греч. ἀπαντάω ). Талмудисты понимают это выражение о молитве Иакова и именно на основании данного стиха приписывают Иакову введение вечерней молитвы (Исааку – дневной: минха, на основ. Быт. 24:63 ; а Аврааму – утренней); самое место отождествляют с местом жертвоприношения Исаака. В этих домыслах верна лишь мысль, что Иаков находился в молитвенном настроении. Ночевал он, без сомнения, на открытом месте, так как избегал общения с хананеями после только что полученной заповеди отца – не вступать с ними в родственные отношения (ст. 1).

Быт.28:12–15 . И увидел во сне: вот, лестница стоит на земле, а верх ее касается неба; и вот, Ангелы Божии восходят и нисходят по ней.

И вот, Господь стоит на ней и говорит: Я Господь, Бог Авраама, отца твоего, и Бог Исаака; [не бойся]. Землю, на которой ты лежишь, Я дам тебе и потомству твоему;

и будет потомство твое, как песок земной; и распространишься к морю и к востоку, и к северу и к полудню; и благословятся в тебе и в семени твоем все племена земные;

и вот Я с тобою, и сохраню тебя везде, куда ты ни пойдешь; и возвращу тебя в сию землю, ибо Я не оставлю тебя, доколе не исполню того, что Я сказал тебе.

Бедственное и тревожное состояние Иакова является благоприятным условием для принятия им первого откровения (во сне). Откровение это прямо отвечало насущным потребностям Иакова:

• утвердиться в вере в божественные обетования Аврааму и Исааку и

• получить уверение в личной безопасности со стороны Исава и других возможных бедствий.

То и другое дается Иакову в словах Господа ст. 13–14, причем здесь дается и высшее обетование о благословении в потомстве избранных Богом патриархов; впрочем, «Иакову не открывается всей будущности израильского народа, как Аврааму ( Быт. 15:13 ), мужу твердому духом. » (Г.К. Властов, Священная летопись, СПб. 1878, 1, 253).

Характер всего видения Иакова соответствует тому кругу воззрений, в которых жил и вращался будущий патриарх народа Божия. В целой картине видения – 3 элемента (внешним образом выделяющиеся через троякое «вот», евр. hinneh). Лестница от земли до неба, как выражение тесной связи земли с небом: утешительная для человека истина, что он не предоставлен на земле одним мировым силам, но имеет доступ на небо и помощь оттуда! Правдоподобно сообщение Гункеля (s. 289), что представление о небесной лестнице было распространено на древнем Востоке, особенно в Египте (лестница Гатора, по которой восходят к небу души умерших); но ложно утверждение названного ученого, что видение лестницы не имеет никакой связи с остальной историей Иакова. Связь, напротив, весьма тесная. Ангелы восходят и нисходят по лестнице, т.е. возносят мольбы, мысли, попечения и проч. человека к Богу, с другой стороны низводят на человека разные виды милости Божьей. Талмуд и Мидраш (Beresch. г., 333) понимают «восхождение» и «нисхождение» в том смысле, что Ангелы, сопровождавшие Иакова во время путешествия его по Ханаану, взошли на небо, а другие Ангелы, имевшие сопровождать Иакова в Халдею, сошли с неба на землю; некоторой опорой этого толкования служит упоминаемое в Быт. 32:1–2 усиленное ополчение («маханаим») Ангелов. Ст. 12 признается классическим свидетельством веры ветхозаветной в бытие и деятельность Ангелов, как посредников между Богом и людьми (ср. Ин 1.51 ). Но это посредство Ангелов не исключает и непосредственного действия Бога на Своих избранников: Иегова, как Бог завета или Ангел Иеговы (Сын Божий до своего воплощения, ср. ( Быт. 31:11–13 ); блаж. Феодорит, отв. на вопр. 90; по Тарг.: шехина, слава Божия), стоит на лестнице над нею, alav) и преподает благодатные утешения Своему избраннику, а в лице его и всем грядущим поколениям верующего человечества.

Быт.28:16 . Иаков пробудился от сна своего и сказал: истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал!

Выражая свое глубокое впечатление от чудесного видения, Иаков высказывает, что доселе он не думал, чтобы Бог являл Свое присутствие не на освященных только жертвами местах, но и в обитаемых язычниками местностях. Возможно, впрочем, видеть здесь выражение несовершенной еще веры в вездеприсутствие Божье (как понимает восклицание Иакова святой Кирилл Александрийский).

Быт.28:17 . И убоялся и сказал: как страшно сие место! это не что иное, как дом Божий, это врата небесные.

Мысль эта, однако, без нужды утрируется, когда утверждают (Гункель), что святость места здесь понимается исключительно объективно, т.е. приурочивается исключительно к самому месту. Известно, что и Бог иногда указывал на особую святость того или другого места ( Исх. 3:5 ; Нав. 5:15 ), но во всех случаях святость сознавалась людьми, удостоившимися принять откровение свыше, именно отражалась в сердцах людей чувством смертельного страха и глубокого благоговения (напр., у Агари Быт. 16:13 ; Моисея Исх. 3:6 и др.). «Дом Божий» (beth Elohim – beth El, ст. 19) и «врата небесные» (schaar hasehamaim) – термины, впоследствии сделавшиеся обычными названиями для храма – заимствуются патриархом из содержания видения и усвояются им месту видения как бы по пророческому предвидению будущего святилища Божия (со времени разделения Еврейского царства в Вефиле был один из двух храмов десятиколенного царства, 3Цар. 12:29 ).

Обет Иакова

Быт.28:18 . И встал Иаков рано утром, и взял камень, который он положил себе изголовьем, и поставил его памятником, и возлил елей на верх его.

Под впечатлением видения, Иаков, во-первых, ставит камень, служивший ему возглавием, памятником (mazzebah) и возливает на него елей. Обычай ставить столпы и подобные им сооружения в качестве памятников известных событий весьма распространен на древнем и новом Востоке. В Библии, кроме истории Иакова ( Быт. 28:18, 31:45, 35:14 ), поставление камней с указанным назначением упоминается еще в истории И. Навина ( Нав. 4:9, 24:26 ), пророка Самуила ( 1Цар. 7:12 ) и др. Позднейшие злоупотребления этим обычаем в целях идолослужения вызвали запрещение в законе Моисеевом ( Лев. 26:1 ) ставить столпы. Равным образом и обычай посвящения камней божеству известен был на Востоке, напр., у финикиян, и в классическом мире. Елей, как необходимая принадлежность путешествия в жарких странах, как средство подкрепления и питания, естественно, был под рукою у путника Иакова: «вероятно, только один елей он и нес с собою, находясь в пути» (Иоанн Златоуст, с. 585). Таким образом, «что имел у себя, тем и воздал великодаровитому Господу» (блаженный Феод., отв. на вопр. 85).

Быт.28:19 . И нарек [Иаков] имя месту тому: Вефиль ***** , а прежнее имя того города было: Луз.

Второй акт Иакова: соответственно упомянутому своему впечатлению он называет место видения именем: Бет-Ель или Вефиль («дом Божий»), между тем как прежнее имя соседнему местечку было: Луз. Вторично и окончательно Иаков утверждает название Вефиль по возвращении из Месопотамии ( Быт. 35:15 ).

Чтение LXX и слав. Οὐλαμλούς (варианты Οὐλαμμάους , Συλλαμμάους и др. – у Гольмеса). Улам-луз – явно ошибочное соединение еврейских слов ulam (же, прежде) и Luz. Из последующей истории видно, что хананейское имя Луз существовало совместно с еврейским Вефиль: первое употребляет и сам Иаков ( Быт. 48:3 ), а в кн. И. Навина Луз и Вефиль, по-видимому, представляются именами разных местностей ( Нав. 16:2, 18:13 ). Имя Вефиль, впрочем, известно было и ранее Иакова – при Аврааме ( Быт. 12:8, 13:3 ).

Отголосок этого названия сохранился в известном у финикиян и греков имени Βαιτυλία , Байтилия, каким назывались у тех и др. священные камни, преимущественно из метеоритов и аэролитов, помазанием посвященные божествам. Таким образом, можно предполагать, что этот «обычай произошел от Иакова» (Филарет, Зап. на Бытие 2, 52 ).

Быт.28:20–22 . И положил Иаков обет, сказав: если [Господь] Бог будет со мною и сохранит меня в пути сем, в который я иду, и даст мне хлеб есть и одежду одеться,

и я в мире возвращусь в дом отца моего, и будет Господь моим Богом, –

3-е действие Иакова: его обет Богу – первый из отмеченных в Библии обетов. В этом обете (у раввинов считавшемся образцом или нормой всех обетов и на все времена) 3 элемента: внутреннее и искреннее признание Всевышнего своим Богом, с посвящением себя самого на служение Ему; особое посвящение и почитание места видения; и обещание Богу десятины из всего.

По-видимому, свою веру в Бога Иаков обусловливает внешними и личными интересами. Но, во-первых, это условие обета у Иакова есть простой перифраз непосредственно предшествующего обетования Божия (ст. 13–15); во-вторых, Иаков испрашивает у Господа лишь хлеба и одежды и таким образом исполняет завет евангельский о нестяжательности (Иоанн Златоуст, Филарет); в-третьих, с каким смирением и благодарностью понимал Иаков благодеяния Божии, видно из молитвы его ( Быт. 32:10 ).

Десятина, как видно из примера Авраама ( Быт. 14:20 ), была древним обычаем и в общежитии, в отношении к царям. Здесь впервые читаем о десятине Богу.

то этот камень, который я поставил памятником, будет [у меня] домом Божиим; и из всего, что Ты, Боже, даруешь мне, я дам тебе десятую часть.

«Домом Божиим» (beth Elohim) – может быть, в связи с этим представлением стоит ветхозаветное величание Бога – Zur Israel, скала, твердыня Израилева ( Быт. 49:24 ; Ис. 30:29 ).

источник