В чем смысл сна николеньки болконского

Cочинение ««Вещий сон» Николеньки в эпилоге романа «Война и мир»»

В эпилоге читателю дана возможность и другого выбора: встать на сторону защитников декабризма (Пьера Безухова, Андрея Болконского, Николеньки) или его противников (Николая Ростова).

Весьма существенно, что в финале романа-эпопеи Толстой создал привлекательный образ восприемника идей Пьера Безухова и Андрея Болконского — будущего участника декабрьских событий 1825 г. — сына Болконского, свято хранящего память об отце и восторженного поклонника друга отца — Пьера, чьи идеи тот одобрил бы. «Вещий сон» Николеньки в эпилоге отражает в образной форме восприятие им реальных обстоятельств, содержания разговоров и споров взрослых, отражает его привязанности, мечты о мужественной героической деятельности во имя людей, его предчувствия драматического будущего.

Он и Пьер в касках, какие были нарисованы в издании Плутарха, идут радостные впереди огромного войска, их ждет слава. Они уже близки к цели, но путь им преграждает дядя Николай Ростов. Он останавливается перед ними в «грозной и строгой позе». «Я любил вас, но Аракчеев велел мне, и я убью первого, кто двинется вперед». Пьер исчезает и превращается в отца — князя Андрея, который ласкает и жалеет его, но дядя Николай надвигается на них все ближе и ближе. Николенька в ужасе просыпается, у него остается чувство признательности отцу за одобрение и настойчивое желание совершить подвиг. «Я только об одном прошу бога: чтобы было со мною то, что было с людьми Плутарха, и я сделаю то же. Я сделаю лучше. Все узнают, все полюбят, все восхитятся мною. Я сделаю то, чем бы даже он был доволен. »

Путь Наташи не лишен «заблуждений (увлечение Анатолем Курагиным) и страданий»: разрыв с Андреем Болконским, болезнь и смерть его, гибель брата Пети и др. Но отзывчивость на живую жизнь, чистота нравственного чувства берут верх. Наташа находит в жизни свое место — жены и матери. Молодых читателей нередко разочаровывает (или озадачивает) ее эволюция: от обаятельной, одаренной, поэтичной девушки до хлопотливой матери, радующейся желтому пятну на пеленке выздоравливающего ребенка.

Для Толстого же — материнские заботы, атмосфера любви, дружбы, взаимопонимания в семье, созданной созидательницей и хранительницей домашнего очага, — не меньшее проявление женственности, душевного богатства. И это не исключает (как можно убедиться на примере Наташи в дни Отечественной войны) участия женщины в общенациональных заботах и оценках происходящего, в которые она также вносит частицы своей души («Я знаю, что я не покорюсь Наполеону»), не исключает внутренней связи с народом («откуда впитала в себя эта графинечка. ») и способности не рационалистично, а эмоционально реагировать на неравноправие, фальшь в современной жизни. (В церкви она удивляется: «зачем так много молиться за царскую фамилию»). На первый взгляд слишком велико расстояние между Наташей Ростовой, «грациозным поэтическим бесенком» в детстве, свободным до своеволия «казаком» в юности и поглощенной семьей Натальей Ильинишной Безуховой.

Но, присматриваясь внимательнее, видишь, что на всех этапах своего пути она остается сама собой: полнотой жизненных сил, способностью любви, сердечного понимания другого человека, смелостью принимать решения. Вот все это и делает вполне органичным для ее натуры подвиг «русской женщины» — жены декабриста.

источник

Николенька Болконский

В своей книге Л. Н. Толстой описывает длительный период времени. За время рассказа у князя Андрея Болконского рождается сын. Он успевает вырасти до подросткового возраста. Николенька Болконский – третье поколение героев романа. Именно в нем Толстой видит будущее страны.

Рождение Николеньки

Вернувшись с войны раненым, князь Андрей застает роды сына, которые случаются прямо в день приезда. Молодой князь возвращается с войны с поменявшимися приоритетами. Он видит смысл жизни в любви, готов посвятить себя семейной жизни. Но в день рождения Николеньки умирает его мать, так и не дав возможность мужу вернуть в семью гармонию, любовь и понимание. Сразу после похорон матери, Николеньку крестили. Крестными родителями стали самые близкие люди – дед и тетушка крохи.

Внешне малыш с самого рождения был очень похож на мать. У него были ее темные вьющиеся волосы, особенно ярко выдавала сходство верхняя губа. Николенька вобрал в себя все самое лучшее от родителей. От матери – внешность, от отца – характер, который сделает из него целеустремленного и умного ребенка.

Воспитание Николеньки

Воспитанием малыша занималась в основном его крестная мать и тетушка – княжна Марья. Она получает большое удовольствие от воспитания ребенка, общения с ним. Марья пытается дать Николеньке и минимальное образование – она сама занимается с ним русским языком, музыкой. Также с ним занимается приглашенный из Швейцарии учитель месье Десаль.

Отец маленького князя старается проводить с ним время, но ему сложно посвятить сыну всего себя. Даже держа Николеньку на коленях и рассказывая ему сказку, Андрей отвлекается, уходит в размышления, концентрируется на себе, а не на сыне. Тем не менее, малыш испытывает к отцу большую любовь и уважение.

В 7 лет Николенька теряет отца. Для него это большое потрясение, но он еще не способен полностью осознать, что произошло. Память об отце Николенька сохранит на долго, не потеряет уважение к нему. Он всегда будет стремиться быть похожим на князя Андрея Болконского.

Николенька в 15 лет

После долгого перерыва в описании, Толстой представляет читателю юного князя, когда тому исполняется 15 лет. Этой умный и хорошо воспитанный подросток, но немного болезненный и слабый. Николенька сильно боится темноты и в его комнате постоянно горит лампадка. От привычки зажигать ее мальчика не смог отучить никто.

Всегда юный князь хотел быть похожим на своего отца. Примечательно, что лучший друг Андрея Пьер Безухов смог стать настоящим примером для Николая. Он видел в Пьере лучшие качества, стремился быть походим на него. Крепкая связь с отцом делала Пьера настоящим героем в глазах мальчика.

Сон Николеньки

Завершающей сценой эпопеи становится сон юного князя. В нем он очень поход на отца. Ему приснилась мечта Андрея Болконского – он видит славу. Юный князь, его отец и Пьер Безухов скачут на конях во главе целого войска. Несмотря на то, что сон был страшным – Пьер становился отцом, бесформенная масса вызывала в мальчике слабость от большой любви, все же этот сон является символичным и говорит о том, как похож юный герой на своего отца, что ему и всему поколению предстоит новая жизнь, ведущая вперед.

Характеристика Николеньки в «Война и мир» не случайна. Через положительный образ мальчика Толстой говорит с читателем о будущем. Ум, воспитание, честь перейдут в следующее поколение и смогут утвердить статус России как великой державы.

источник

««Вещий сон» Николеньки в эпилоге романа «Война и мир»»

В эпилоге читателю дана возможность и другого выбора: встать на сторону защитников декабризма (Пьера Безухова, Андрея Болконского, Николеньки) или его противников (Николая Ростова).

Весьма существенно, что в финале романа-эпопеи Толстой создал привлекательный образ восприемника идей Пьера Безухова и Андрея Болконского — будущего участника декабрьских событий 1825 г. — сына Болконского, свято хранящего память об отце и восторженного поклонника друга отца — Пьера, чьи идеи тот одобрил бы. «Вещий сон» Николеньки в эпилоге отражает в образной форме восприятие им реальных обстоятельств, содержания разговоров и споров взрослых, отражает его привязанности, мечты о мужественной героической деятельности во имя людей, его предчувствия драматического будущего.

Он и Пьер в касках, какие были нарисованы в издании Плутарха, идут радостные впереди огромного войска, их ждет слава. Они уже близки к цели, но путь им преграждает дядя Николай Ростов. Он останавливается перед ними в «грозной и строгой позе». «Я любил вас, но Аракчеев велел мне, и я убью первого, кто двинется вперед». Пьер исчезает и превращается в отца — князя Андрея, который ласкает и жалеет его, но дядя Николай надвигается на них все ближе и ближе. Николенька в ужасе просыпается, у него остается чувство признательности отцу за одобрение и настойчивое желание совершить подвиг. «Я только об одном прошу бога: чтобы было со мною то, что было с людьми Плутарха, и я сделаю то же. Я сделаю лучше. Все узнают, все полюбят, все восхитятся мною. Я сделаю то, чем бы даже он был доволен. »

Путь Наташи не лишен «заблуждений (увлечение Анатолем Курагиным) и страданий»: разрыв с Андреем Болконским, болезнь и смерть его, гибель брата Пети и др. Но отзывчивость на живую жизнь, чистота нравственного чувства берут верх. Наташа находит в жизни свое место — жены и матери. Молодых читателей нередко разочаровывает (или озадачивает) ее эволюция: от обаятельной, одаренной, поэтичной девушки до хлопотливой матери, радующейся желтому пятну на пеленке выздоравливающего ребенка.

Для Толстого же — материнские заботы, атмосфера любви, дружбы, взаимопонимания в семье, созданной созидательницей и хранительницей домашнего очага, — не меньшее проявление женственности, душевного богатства. И это не исключает (как можно убедиться на примере Наташи в дни Отечественной войны) участия женщины в общенациональных заботах и оценках происходящего, в которые она также вносит частицы своей души («Я знаю, что я не покорюсь Наполеону»), не исключает внутренней связи с народом («откуда впитала в себя эта графинечка. ») и способности не рационалистично, а эмоционально реагировать на неравноправие, фальшь в современной жизни. (В церкви она удивляется: «зачем так много молиться за царскую фамилию»). На первый взгляд слишком велико расстояние между Наташей Ростовой, «грациозным поэтическим бесенком» в детстве, свободным до своеволия «казаком» в юности и поглощенной семьей Натальей Ильинишной Безуховой.

Но, присматриваясь внимательнее, видишь, что на всех этапах своего пути она остается сама собой: полнотой жизненных сил, способностью любви, сердечного понимания другого человека, смелостью принимать решения. Вот все это и делает вполне органичным для ее натуры подвиг «русской женщины» — жены декабриста.

источник

Сочинение на тему: ОБРАЗ БУДУЩЕГО ДЕКАБРИСТА НИКОЛЕНЬКИ БОЛКОНСКОГО (Л. Н. Толстой. «Война и мир»)

ОБРАЗ БУДУЩЕГО ДЕКАБРИСТА НИКОЛЕНЬКИ БОЛКОНСКОГО (Л. Н. Толстой. «Война и мир»)

Первоначальный замысел Л. Толстого при написании романа, который сегодня известен под названием «Война и мир», состоял в том, чтобы воссоздать полувековую ис­торию России — от начала 19 века до 1856 года, когда были амнистированы бывшие декабристы. Но позже пи­сатель внес существенные изменения в свои планы и со­средоточил внимание на событиях начала столетия. Лишь в эпилоге он намекает, что за 1812 годом непремен­но последует 14 декабря 1825 года — восстание на Сенат­ской площади. Здесь же Л. Толстой называет тех, кто не­пременно будет среди участников дворянского выступле­ния — Пьер Безухов и Николенька Болконский.

Николенька Болконский — третье поколение кня­зей Болконских, представленное автором на страницах романа. И совсем не случайно по первоначальному за­мыслу Л. Толстого первая глава романа под названием «Генерал-аншеф» должна была рассказать о старом князе Николае Андреевиче Болконском и о том, как его «обошли» за «строптивость» характера.

И старый князь Болконский, и его сын князь Анд­рей — истинные патриоты, беззаветно и бескорыстно служащие родине. Старый князь придерживается прин­ципа, что «есть только два источника людских пороков: праздность и суеверие, и что есть две добродетели: дея­тельность и ум». Характеризуя его, Анна Павловна Ше­рер говорит князю Василию: «Знаете, этот известный князь Болконский, отставленный еще при покойном им­ператоре и прозванный прусским королем. Он очень ум­ный человек, но со странностями и тяжелый».

Истинный патриотизм и беззаветное служение роди­не становятся определяющими в жизни старого князя Болконского после назначения его главнокомандующим по ополчению. Он, «несмотря на старческую слабость… не счел себя вправе отказаться от должности, в которую был определен самим государем, и эта вновь открывша­яся ему деятельность возбудила и укрепила его».

В изображении князей Болконских Л. Толстой сле­дует библейскому постулату: «Так всякое дерево доброе приносит и плоды добрые… Не может дерево доб­рое приносить плоды худые». Бескорыстен в своем служении родине старый князь; не гонится за чинами и наградами его сын князь Андрей; можно не сомне­ваться, что и самый младший представитель Болкон­ских станет истинным патриотом России.

Жизнь сложилась так, что Николенька Болконский не знал своей родной матери. Не помнит он и отца, у смертного одра которого стоял семилетним мальчи­ком. В последние дни и минуты своей жизни князь Ан­дрей думает: «Да, мне открылось новое счастье, неотъ­емлемое от человека… Счастье, находящееся вне мате­риальных сил, вне материальных внешних влияний на человека, счастье одной души, счастье любви! Понять его может всякий человек, но сознать и предписать его мог только один Бог. Но как же Бог предписал этот за­кон? Почему сын. »

На этом вопросе Л. Толстой обрывает размышление князя Андрея. И в этом заключен глубокий смысл. Именно Николенька Болконский должен стать продол­жателем дела отца, будущим декабристом. Его князь Андрей должен послать к людям, как некогда Отец не­бесный послал на землю своего Сына. В библейской традиции предтечей Сына является Иоанн Крести­тель. Если подобная параллель уместна, то учителем Николеньки, его предтечей, становится Пьер Безухов. Л. Толстой так говорит об этом: «Николенька, который был теперь пятнадцатилетний худой, с вьющимися ру­сыми волосами и прекрасными глазами, болезненный, умный мальчик, радовался потому, что дядя Пьер, как он называл его, был предметом его восхищения и стра­стной любви. Никто не внушал Николеньке особенной любви к Пьеру, и он только изредка видал его. Воспи­тательница его, графиня Марья, все силы употребляла, чтобы заставить Николеньку любить ее мужа так же, как она его любила, и Николенька любил дядю; но лю­бил с чуть заметным оттенком презрения. Пьера же он обожал. Он не хотел быть ни гусаром, ни георгиевским кавалером, как дядя Николай, он хотел быть ученым, умным и добрым, как Пьер. В присутствии Пьера на его лице всегда было радостное сияние, и он краснел и задыхался, когда Пьер обращался к нему».

Когда между взрослыми заходит оживленный раз­говор об общественном настроении в столице и Пьер возмущается аракчеевщиной, а Николай Ростов выска­зывает полное несогласие с ним, «забытый всеми маль­чик с тонкой шеей» Николенька Болконский «радост­но-восторженно смотрел на Пьера». И «всякое слово Пьера жгло его сердце».

Л. Толстой заканчивает роман «Война и мир» сим­волическим сном, который видит Николенька Болкон­ский. Ему снится, будто он с дядей Пьером идут «впе­реди огромного войска», которое по приказу Аракчеева пытается остановить Николай Ростов. Во сне он видит отца, чувствует его одобрение. Он готов к подвигу и уверенно думает: «Я сделаю лучше. Все узнают, все полюбят меня, все восхитятся мною».

источник

«Вещий сон» Николеньки в эпилоге романа «Война и мир»

В эпилоге читателю дана возможность и другого выбора: встать на сторону защитников декабризма (Пьера Безухова, Андрея Болконского, Николеньки) или его противников (Николая Ростова).

Весьма существенно, что в финале романа-эпопеи Толстой создал привлекательный образ восприемника идей Пьера Безухова и Андрея Болконского — будущего участника декабрьских событий 1825 г. — сына Болконского, свято хранящего память об отце и восторженного поклонника друга отца — Пьера, чьи идеи тот одобрил бы. «Вещий сон» Николеньки в эпилоге отражает в образной форме восприятие им реальных обстоятельств, содержания разговоров и споров взрослых, отражает его привязанности, мечты о мужественной героической деятельности во имя людей, его предчувствия драматического будущего.

Он и Пьер в касках, какие были нарисованы в издании Плутарха, идут радостные впереди огромного войска, их ждет слава. Они уже близки к цели, но путь им преграждает дядя Николай Ростов. Он останавливается перед ними в «грозной и строгой позе». «Я любил вас, но Аракчеев велел мне, и я убью первого, кто двинется вперед». Пьер исчезает и превращается в отца — князя Андрея, который ласкает и жалеет его, но дядя Николай надвигается на них все ближе и ближе. Николенька в ужасе просыпается, у него остается чувство признательности отцу за одобрение и настойчивое желание совершить подвиг. «Я только об одном прошу бога: чтобы было со мною то, что было с людьми Плутарха, и я сделаю то же. Я сделаю лучше. Все узнают, все полюбят, все восхитятся мною. Я сделаю то, чем бы даже он был доволен. »

Путь Наташи не лишен «заблуждений (увлечение Анатолем Курагиным) и страданий»: разрыв с Андреем Болконским, болезнь и смерть его, гибель брата Пети и др. Но отзывчивость на живую жизнь, чистота нравственного чувства берут верх. Наташа находит в жизни свое место — жены и матери. Молодых читателей нередко разочаровывает (или озадачивает) ее эволюция: от обаятельной, одаренной, поэтичной девушки до хлопотливой матери, радующейся желтому пятну на пеленке выздоравливающего ребенка.

Для Толстого же — материнские заботы, атмосфера любви, дружбы, взаимопонимания в семье, созданной созидательницей и хранительницей домашнего очага, — не меньшее проявление женственности, душевного богатства. И это не исключает (как можно убедиться на примере Наташи в дни Отечественной войны) участия женщины в общенациональных заботах и оценках происходящего, в которые она также вносит частицы своей души («Я знаю, что я не покорюсь Наполеону»), не исключает внутренней связи с народом («откуда впитала в себя эта графинечка. ») и способности не рационалистично, а эмоционально реагировать на неравноправие, фальшь в современной жизни. (В церкви она удивляется: «зачем так много молиться за царскую фамилию»). На первый взгляд слишком велико расстояние между Наташей Ростовой, «грациозным поэтическим бесенком» в детстве, свободным до своеволия «казаком» в юности и поглощенной семьей Натальей Ильинишной Безуховой.

Но, присматриваясь внимательнее, видишь, что на всех этапах своего пути она остается сама собой: полнотой жизненных сил, способностью любви, сердечного понимания другого человека, смелостью принимать решения. Вот все это и делает вполне органичным для ее натуры подвиг «русской женщины» — жены декабриста.

источник

«Вещий сон» Николеньки в эпилоге романа «Война и мир»

В эпилоге читателю дана возможность и другого выбора: встать на сторону защитников декабризма (Пьера Безухова, Андрея Болконского, Николеньки) или его противников (Николая Ростова).

Весьма существенно, что в финале романа-эпопеи Толстой создал привлекательный образ восприемника идей Пьера Безухова и Андрея Болконского — будущего участника декабрьских событий 1825 г. — сына Болконского, свято хранящего память об отце и восторженного поклонника друга отца — Пьера, чьи идеи тот одобрил бы. «Вещий сон» Николеньки в эпилоге отражает в образной форме восприятие им реальных обстоятельств, содержания разговоров и споров взрослых, отражает его привязанности, мечты о мужественной героической деятельности во имя людей, его предчувствия драматического будущего.

Он и Пьер в касках, какие были нарисованы в издании Плутарха, идут радостные впереди огромного войска, их ждет слава. Они уже близки к цели, но путь им преграждает дядя Николай Ростов. Он останавливается перед ними в «грозной и строгой позе». «Я любил вас, но Аракчеев велел мне, и я убью первого, кто двинется вперед». Пьер исчезает и превращается в отца — князя Андрея, который ласкает и жалеет его, но дядя Николай надвигается на них все ближе и ближе. Николенька в ужасе просыпается, у него остается чувство признательности отцу за одобрение и настойчивое желание совершить подвиг. «Я только об одном прошу бога: чтобы было со мною то, что было с людьми Плутарха, и я сделаю то же. Я сделаю лучше. Все узнают, все полюбят, все восхитятся мною. Я сделаю то, чем бы даже он был доволен. »

Путь Наташи не лишен «заблуждений (увлечение Анатолем Курагиным) и страданий»: разрыв с Андреем Болконским, болезнь и смерть его, гибель брата Пети и др. Но отзывчивость на живую жизнь, чистота нравственного чувства берут верх. Наташа находит в жизни свое место — жены и матери. Молодых читателей нередко разочаровывает (или озадачивает) ее эволюция: от обаятельной, одаренной, поэтичной девушки до хлопотливой матери, радующейся желтому пятну на пеленке выздоравливающего ребенка.

Для Толстого же — материнские заботы, атмосфера любви, дружбы, взаимопонимания в семье, созданной созидательницей и хранительницей домашнего очага, — не меньшее проявление женственности, душевного богатства. И это не исключает (как можно убедиться на примере Наташи в дни Отечественной войны) участия женщины в общенациональных заботах и оценках происходящего, в которые она также вносит частицы своей души («Я знаю, что я не покорюсь Наполеону»), не исключает внутренней связи с народом («откуда впитала в себя эта графинечка. ») и способности не рационалистично, а эмоционально реагировать на неравноправие, фальшь в современной жизни. (В церкви она удивляется: «зачем так много молиться за царскую фамилию»). На первый взгляд слишком велико расстояние между Наташей Ростовой, «грациозным поэтическим бесенком» в детстве, свободным до своеволия «казаком» в юности и поглощенной семьей Натальей Ильинишной Безуховой.

Но, присматриваясь внимательнее, видишь, что на всех этапах своего пути она остается сама собой: полнотой жизненных сил, способностью любви, сердечного понимания другого человека, смелостью принимать решения. Вот все это и делает вполне органичным для ее натуры подвиг «русской женщины» — жены декабриста.

источник

Значение сна николеньки болконского. Роль эпилога в композиции произведения

Гул шагов. Гул крови, бьющей в виски. Он шел по верхнему этажу, переходя из комнаты в комнату. Он прибыл в Екатеринбург позавчера и только сегодня смог проникнуть в дом Ипатьева. Сюда была перевезена из Тобольска царская семья. На стене одной из комнат, у окна, он увидел нарисованный карандашом знак императрицы — она ставила его повсюду — на счастье. Внизу стояла дата: 17(30) апреля. Это день, когда их заключили в дом Ипатьева. В комнате, где помещался цесаревич Алексей, тот же самый знак, нарисованный на обоях. Знак находился и над кроватью цесаревича. Всюду царил страшный беспорядок. Около печей зловеще темнели кучки золы. Он присел на корточки перед одной из них и увидел наполовину обгоревшие шпильки для волос, зубные щетки, пуговицы. Что же случилось? Куда их увели? Скорее всего, это произошло ночью. Их увели в том, в чем застали, не дав собраться и захватить самое необходимое.

Во время заключения в Екатеринбурге единственным разрешенным местом для прогулок Николая II и его семьи была крыша дома Ипатьевых. Фото Пьера Жильяра

Он спустился в нижний этаж, в полуподвал, и от ужаса застыл на пороге. Низкое зарешеченное окно почти не пропускало дневного света. Стены и пол, словно черные раны, покрывали следы пуль и штыков. Надежды больше не оставалось. Неужели они подняли руку на государя? Но если так, то нельзя было и мысли допустить, что императрица пережила его. Значит, они оба стали жертвами. Но дети? Великие княжны? Цесаревич Алексей? Все доказывало, что жертвы были многочисленны.

Он опустился на каменный пол этой зловещей, похожей на тюремную камеру комнаты, обхватил голову руками и увидел, как ему навстречу идет государь с дочерьми. Опушенные снегом ели окружают царскосельское озеро. Великая княжна Ольга идет с отцом под руку, крепко прижавшись к его плечу. Великая княжна Татьяна с другой стороны сжимает руку государя и что-то быстро-быстро говорит. Младшие княжны то забегают вперед, то идут позади. Анастасия придумывает очередную шалость, забивая снег за отвороты своей бархатной шубки. Государь с нежностью смотрит на дочерей, он любуется сияющими румянцем лицами. Синие добрые глаза словно говорят: «Посмотрите, какие у меня славные дочери!» . Он хотел поклониться государю, но ему никак не удавалось встать с пола. «Но почему зима?» — подумал он. И тут его сознанию открылось, что и дом Ипатьева, и царскосельский парк — всего лишь сон. Он проснулся.

В небольшой уютной квартире Пьера Жильяра стояла мирная утренняя тишина


Е. Липгарт. «Портрет императора Николая II»

И. Галкин. «Императрица Александра Федоровна»

Этот сон приснился ему, конечно, не случайно. Вчера Пьер получил письмо от великой княгини Ольги Александровны, сестры императора Николая II, живущей в Дании. Она писала, что в Берлине объявилась молодая женщина, которая называет себя младшей дочерью императора Николая II Анастасией. «Пожалуйста, немедленно поезжайте посмотреть на эту несчастную. А вдруг она окажется нашей малышкой. И, если это действительно она, пожалуйста, дайте мне знать телеграммой, и я тоже приеду в Берлин».

Пьер Жильяр вместе с женой Александрой, бывшей горничной великих княжен, на следующий же день отправился в Берлин, в госпиталь святой Марии. Женщина, объявившая себя Анастасией, уже несколько дней находилась без сознания. Исхудавшее тело походило на скелет, обтянутый кожей. Кто мог бы узнать в ней княжну Анастасию, даже если это и впрямь была она?

По настоянию Жильяра больную перевели в хорошую клинику.

«Самое важное, чтобы она осталась жива, — сказал он жене, не отходившей от постели больной. — Мы вернемся, как только ей станет лучше».

Через три месяца Пьер Жильяр и Александра навестили больную. Пьер, присев около нее, сказал:

Пожалуйста, расскажи, что ты помнишь из своего прошлого?

Я не знаю, что такое «помнить»! Если бы вас хотели убить, как меня, многое ли вы запомнили бы из того, что было раньше?

На пороге он столкнулся с женщиной в сиреневом плаще. Жильяр узнал ее: это была княгиня Ольга, любимая тетушка великих княжен.

Подойдя к кровати Анастасии, она улыбнулась ей и протянула руку.

Княгиня Ольга обожала своих племянниц. Каждую субботу княжны, жившие в Царском Селе, с нетерпением ждали ее. Они отправлялись в дом Ольги Александровны, где веселились, играли и танцевали с другими детьми.

Ты помнишь, как наслаждались вы каждой минутой? — спрашивала она Анастасию с улыбкой. — Я до сих пор слышу, как звенит твой смех.

При этих словах самозванка, кивнув, горько расплакалась. Ольга Александровна расцеловала ее в обе щеки:

Ты обязательно поправишься.

Снова и снова она внимательно вглядывалась в лицо женщины, почти ничем не напоминавшее лицо ее маленькой Анастасии. Только глаза были такие же огромные, яркие, голубые.

«Но ведь она столько пережила! Сердце подсказывает мне, что это она! Как я хочу, чтобы это была она!»

В октябре 1928 года скончалась вдовствующая императрица Мария Федоровна. На следующий день вышел в свет документ, названный потом «романовской декларацией». Ее подписали двенадцать представителей Русской императорской фамилии, которые единодушно подтверждали, что фрау Унбеканнт не является дочерью царя Николая II. Этот документ, в котором цитировались высказывания великой княгини Ольги, Пьера Жильяра и баронессы Буксгевден, фрейлины Александры Федоровны, убедил публику, что представители дома Романовых отвергли самозванку.

Но самозванка продолжала выдавать себя за княжну Анастасию, и всегда находились люди, желавшие поселить у себя «царскую дочь». Она жила то в Америке, то в Англии, то в Германии.

В1968 году Анастасия вновь переехала в Америку, где вышла замуж за доктора Менахана. Они прожили вместе пятнадцать лет. В последние годы самозванка часто попадала в психиатрическую клинику. 12 февраля 1984 года Анастасия Менахан скончалась от пневмонии.

Царственные мученики. Икона

В 1869 году Лев Николаевич Толстой закончил свое произведение «Война и мир». Эпилог, краткое содержание которого мы опишем в этой статье, делится на две части.

Первая часть

Первая из частей рассказывает о следующих событиях. Прошло 7 лет с войны 1812 года, описанной в произведении «Война и мир». Герои романа изменились как внешне, так и внутренне. Об этом мы расскажем, анализируя эпилог. В 13-м году Наташа вышла замуж за Безухова Пьера. Илья Андреевич, граф, умер в это же время. Старая семья распалась с его смертью. Совершенно расстроены денежные дела Ростовых. Однако Николай от наследства не отказывается, так как видит выражение укора памяти отца в этом.

Разорение Ростовых

Разорение Ростовых описывается в конце произведения «Война и мир» (эпилог). Краткое содержание событий, составляющих этот эпизод, следующее. За полцены было продано с молотка имение, что покрыло лишь половину долгов. Ростов, чтобы не оказаться в долговой яме, поступает на солдатскую службу в Петербург. Он живет здесь в маленькой квартире с Соней и матерью. Очень ценит Николай Соню, считает, что находится в неоплаченном долгу перед ней, однако понимает, что не смог бы полюбить эту девушку. Все хуже становится положение Николая. Однако ему противна мысль о женитьбе на богатой женщине.

Встреча Николая Ростова с княжной Марьей

К Ростовым с визитом приезжает княжна Марья. Николай ее встречает холодно, показывая всем видом, что от нее ему ничего не нужно. После этой встречи княжна ощущает себя в неопределенном положении. Она хочет понять, что прикрывает таким тоном Николай.

Тот делает ответный визит княжне под влиянием матери. Натянутым и сухим получается их разговор, однако Марья ощущает, что это только внешняя оболочка. По-прежнему прекрасна душа Ростова.

Женитьба Николая, управление имением

Княжна выясняет, что тот из гордости ведет себя так, поскольку он беден, а Марья богата. Николай осенью 1814 года женился на княжне и вместе с ней, Соней и матерью отправился жить в имение Лысые Горы. Весь он отдался хозяйству, в котором главное — работник-мужик. Сроднившись с крестьянами, Николай начинает умело управлять хозяйством, что приносит блестящие результаты. Из других имений приходят мужики с просьбой купить их. В народе даже после смерти Николая долго хранится память о его управлении. Ростов все ближе сходится с женой, открывая новые сокровища ее души с каждым днем.

Соня находится в доме Николая. Марья не может почему-то подавить в себе злые чувства к этой девушке. Как-то Наташа объясняет ей, почему судьба Сони такова: она «пустоцвет», чего-то в ней не хватает.

Как изменилась Наташа Ростова?

Продолжается произведение «Война и мир» (эпилог). Краткое содержание его дальнейших событий таково. Трое детей в доме Ростовых, а Марья ждет еще прибавления. Наташа гостит с четырьмя детьми у брата. Ожидается возвращение Безухова, уехавшего в Петербург два месяца назад. Наташа пополнела, в ней теперь нелегко узнать прежнюю девушку.

Лицо ее имеет выражение спокойной «ясности» и «мягкости». Все знавшие до замужества Наташу удивляются перемене, произошедшей в ней. Лишь старая графиня, понявшая материнским чутьем, что все порывы этой девушки преследовали цель лишь выйти замуж, создать семью, удивляется, почему этого не понимают другие. Не ухаживает за собой Наташа, за своими манерами не следит. Для нее главное — служение дому, детям, мужу. Очень требовательна к мужу, ревнива эта девушка. Безухов подчиняется полностью требованиям жены. Он располагает взамен всей семьей. Наташа Ростова не только выполняет желания мужа, но и угадывает их. Она всегда разделяет образ мыслей своего супруга.

Разговор Безухова с Николаем Ростовым

Пьер чувствует себя в браке счастливым, видя отражение себя в собственной семье. Наташа скучает по мужу, и вот он приезжает. Безухов рассказывает о свежих политических новостях Николаю, говорит, что ни в какие дела государь не вникает, в стране обстановка накалена до предела: готовится переворот. Пьер считает, что требуется организовать общество, возможно нелегальное, чтобы приносить людям пользу. С этим не согласен Николай. Он говорит, что давал присягу. Разные мнения высказывают о дальнейшем пути развития страны в произведении «Война и мир» герои Николай Ростов и Пьер Безухов.

Этот разговор обсуждает с женой Николай. Он считает Безухова мечтателем. Николаю же хватает своих проблем. Марья замечает некоторую ограниченность своего супруга, знает, что он не поймет никогда того, что понимает она. От этого княжна любит его сильнее, с оттенком страстной нежности. Ростов же восхищается стремлением супруги к совершенному, вечному и бесконечному.

Безухов разговаривает с Наташей о том, что его ожидают важные дела. По мнению Пьера, Платон Каратаев одобрил бы его а не карьеру, так как хотел видеть во всем спокойствие, счастье и благообразие.

Сон Николеньки Болконского

При разговоре Пьера с Николаем присутствовал Николенька Болконский. Беседа произвела на него глубокое впечатление. Мальчик обожает Безухова, боготворит его. Своего отца также считает неким божеством. Николенька видит сон. Он идет с Безуховым впереди большого войска и приближается к цели. Перед ними вдруг появляется в грозной позе дядя Николай, который готов убить любого двинувшегося вперед. Мальчик оборачивается и замечает, что рядом с ним находится уже не Пьер, а князь Андрей, отец, который ласкает его. Николенька решает, что отец был ласков с ним, одобрял его и Пьера. Они все хотят, чтобы мальчик учился, и он будет это делать. А однажды все восхитятся им.

Вторая часть

Еще раз Толстой рассуждает об историческом процессе. Кутузов и Наполеон («Война и мир») — две ключевые исторические фигуры в произведении. Автор говорит о том, что историю делает не личность, а народные массы, которые подчиняются общим интересам. Это понимал описанный ранее в произведении главнокомандующий Кутузов («Война и мир»), который предпочитал активным действиям стратегию невмешательства в Именно благодаря его мудрому командованию русские победили. В истории личность важна лишь до такой степени, насколько она принимает и понимает народные интересы. Поэтому Кутузов («Война и мир») — значительное лицо в истории.

Роль эпилога в композиции произведения

В композиции романа эпилог является важнейшим элементом в идейном понимании. Именно он несет огромную смысловую нагрузку в замысле произведения. Лев Николаевич подводит итог, затрагивая насущные темы, такие как семья.

Мысль семейная

Особое выражение в этой части произведения получила мысль о духовных основах семьи как внешней формы объединения людей. Будто стираются в ней различия между супругами, ограниченность душ взаимодополняется в общении между ними. Эпилог романа развивает эту мысль. Такова, например, семья Марьи и Николая Ростова. В ней в высшем синтезе соединяются начала Болконских и Ростовых.

В в эпилоге романа собирается новая семья, которая объединяет в себе разнородные в прошлом болконские, ростовские, а через Безухова еще и каратаевские черты. Как пишет автор, под одной крышей жило несколько различных миров, которые сливались в гармоничное целое.

Не случайно возникло это новое семейство, включающее столь интересные и разные образы («Война и мир»). Оно стало результатом общенационального единения, рожденного Отечественной войной. По-новому утверждается в этой части произведения связь общего с индивидуальным. 1812 год в истории России принес более высокий уровень общения между людьми, сняв многие сословные ограничения и преграды, привел к появлению более широких и сложных семейных миров. В лысогорском семействе, как и в любом другом, порой возникают споры и конфликты. Но они лишь укрепляют отношения, имеют мирный характер. Женщины, Марья и Наташа, являются хранителями его устоев.

Мысль народная

В конце эпилога представлены философские размышления автора, в которых Лев Николаевич снова рассуждает об историческом процессе. По его мнению, историю делает не личность, а народные массы, которые выражают общие интересы. Наполеон («Война и мир») этого не понимал, и поэтому проиграл войну. Так считает Лев Николаевич Толстой.

Заканчивается последняя часть произведения «Война и мир» — эпилог. Краткое содержание его мы постарались сделать лаконичным и емким. Эта часть произведения подводит итог всему масштабному творению Льва Николаевича Толстого. «Война и мир», характеристика эпилога которого была нами представлена, — это грандиозная эпопея, которая создавалась автором с 1863 по 1869 год.

Пьер Безухов из романа «Война и мир» Льва Толстого видит во сне хрустальный глобус:

«Глобус этот был живой, колеблющийся шар, не имеющий размеров. Вся поверхность шара состояла из капель, плотно сжатых между собой. И капли эти все двигались, перемещались и то сливались из нескольких в одну, то из одной разделялись на многие. Каждая капля стремилась разлиться, захватить наибольшее пространство, но другие, стремясь к тому же, сжимали её, иногда уничтожали, иногда сливались с нею… В середине Бог, и каждая капля стремится расшириться, чтобы в наибольших размерах отражать его. И растёт, и сжимается, и уничтожается на поверхности, уходит в глубину и опять всплывает».

Стремление капель к всемирному слиянию, их готовность вместить весь мир — это любовь, сострадание друг к другу. Любовь как полное понимание всего живого перешла от Платона Каратаева к Пьеру, а от Пьера должна распространиться на всех людей. Он стал одним из бесчисленных центров мира, то есть стал миром.

Вот почему смеётся Пьер над солдатом, охраняющим его с винтовкой у двери сарая: «Он хочет запереть меня, мою бесконечную душу…» Вот что последовало за видением хрустального глобуса.

Совсем не так банален эпиграф романа о необходимости единения всех хороших людей. Слово «сопрягать», услышанное Пьером во втором «вещем» сне, не случайно сочетается со словом «запрягать». Запрягать надо — сопрягать надо. Всё, что сопрягает, есть мир; центры — капли, не стремящиеся к сопряжению, — это состояние войны, вражды. Вражда и отчуждённость среди людей. Достаточно вспомнить, с каким сарказмом смотрел на звезды Печорин, чтобы понять, что представляет собою чувство, противоположное «сопряжению».

Пьер Безухов. Музей им. К.А.Федина, г. Саратов

Вероятно, не без влияния космологии Толстого строил позднее Владимир Соловьев свою метафизику, где ньютоновская сила притяжения получила наименование «любовь», а сила отталкивания стала именоваться «враждой».

Война и мир, сопряжение и распад, притяжение и отталкивание — вот две силы, вернее, два состояния одной космической силы, периодически захлестывающие души героев Толстого . От состояния всеобщей любви (влюблённость в Наташу и во всю вселенную, всепрощающая и всё вмещающая космическая любовь в час смерти Болконского) до той же всеобщей вражды и отчуждённости (его разрыв с Наташей, ненависть и призыв расстреливать пленных перед Бородинским боем). Пьеру такие переходы не свойственны, он, как и Наташа, по природе всемирен. Ярость против Анатоля или Элен, воображаемое убийство Наполеона носят поверхностный характер, не затрагивая глубины духа. Доброта Пьера — естественное состояние его души.

Пьер, князь Андрей и Наташа Ростова на балу

Пьер «увидел» хрустальный глобус со стороны, то есть вышел за пределы видимого, зримого космоса ещё при жизни. С ним произошёл коперниковский переворот. До Коперника люди пребывали в центре мира, а тут мироздание вывернулось наизнанку, центр стал периферией — множеством миров вокруг «центра солнца». Именно о таком коперниковском перевороте говорит Толстой в финале романа:

«С тех пор, как найден и доказан закон Коперника, одно признание того, что движется не солнце, а земля, уничтожило всю космографию древних…

Как для астрономии трудность признания движений земли состояла в том, чтобы отказаться от непосредственного чувства неподвижности земли и такого же чувства неподвижности планет, так и для истории трудность признания подчинения личности законам пространства, времени и причин состоит в том, чтобы отказаться от непосредственного чувства независимости своей личности».

Пьер на дуэли с Долоховым

Отношение единицы к бесконечности — это отношение Болконского к миру в момент смерти. Он видел всех и не мог любить одного. Отношение единицы к единому — это нечто другое. Это Пьер Безухов. Для Болконского мир распадался на бесконечное множество людей, каждый из которых в конечном итоге был Андрею неинтересен. Пьер в Наташе, в Андрее, в Платоне Каратаеве и даже в собаке, застреленной солдатом, видел весь мир. Всё происходящее с миром происходило с ним. Андрей видит бесчисленное множество солдат — «мясо для пушек». Он полон сочувствия, сострадания к ним, но это не его. Пьер видит одного Платона, но в нём весь мир, и это его.

Ощущение схождения двух сторон расходящегося угла в единой точке очень хорошо передано в «Исповеди» Толстого , где он очень точно передаёт дискомфорт невесомости в своем сонном полёте, чувствуя себя как-то очень неудобно в бесконечном пространстве мироздания, подвешенным на каких-то помочах, пока не появилось чувство центра, откуда эти помочи исходят. Этот центр, пронизывающий всё, увидел Пьер в хрустальном глобусе, чтобы, очнувшись от сна, ощутить его в глубине своей души, как бы вернувшись из заоблачной выси.

Так Толстой объяснял в «Исповеди» свой сон тоже ведь после пробуждения и тоже переместив сей центр из межзвёздных высей в глубины сердца. Центр мироздания отражается в каждой хрустальной капле, в каждой душе. Это хрустальное отражение есть любовь.

Война — это чужое, мир — это своё. Хрустальному глобусу Пьера предшествует в романе Толстого глобус-мячик, которым на портрете играет наследник Наполеона. Мир войны с тысячами случайностей, действительно напоминающий игру в бильбоке. Глобус — мяч и глобус — хрустальный шар — два образа мира. Образ слепца и зрячего, гуттаперчевой тьмы и хрустального света. Мир, послушный капризной воле одного, и мир неслиянных, но единых воль.

Пьер едет смотреть на войну

Художественная убедительность и цельность такого космоса не требует доказательств. Хрустальный глобус живёт, действует, существует как некий живой кристалл, голограмма, вобравшая в себя структуру романа и космоса Льва Толстого.

«Светлые паутинки — вожжи Богородицы», которыми соединены люди в вещем сне Николеньки, сына Андрея Болконского, со временем соединятся в едином «центре» хрустального глобуса, где-то там, в космосе. Станут прочной опорой для Толстого в его космическом зависании над бездной (сон из «Исповеди»). Натяжение «космических вожжей» — чувство любви — это и направление движения, и само движение. Толстой любил такие простые сравнения, как опытный всадник, любитель верховой езды и как крестьянин, идущий за плугом. Всё вы написали правильно, скажет он Репину о его картине «Толстой на пашне», только вот вожжи дать в руки забыли.

Пьер на Бородинском сражении русской армии с Наполеоном

В хрустальном глобусе Пьера капли и центр соотнесены именно таким образом, по-тютчевски: «Всё во мне, и я во всём».

В поздний период личность-единица была принесена в жертву «единому» миру. Можно и должно усомниться в правоте такого опрощения мира. Глобус Пьера как бы помутнел, перестал светиться. Зачем нужны капли, если всё дело в центре? И где отражаться центру, если нет тех хрустальных капель?

Космос романа «Война и мир» — такое же уникальное и величественное строение, как космос «Божественной комедии» Данте и «Фауста» Гёте . «Без космологии хрустального глобуса нет романа», ― утверждает К. Кедров-Челищев . Это нечто вроде хрустального ларца, в который спрятана смерть Кощея. Здесь всё во всём — великий принцип синергетической двойной спирали, расходящейся от центра и одновременно сходящейся к нему.

Если Толстой изображал сновидения как трансформацию внешних впечатлений (например, сон Пьера Безухова, который слова будящего его слуги «запрягать пора» воспринимает во сне как решение философской проблемы — «сопрягать»), то Достоевский считал, что во сне забытые переживания людей всплывают в сферы, подконтрольные сознанию, а потому через свои сновидения человек лучше познает себя. Сновидения героев раскрывают их внутреннюю сущность — ту, которую не хочет замечать их бодрствующий ум.

Вспомните об этом в нужный момент!

Если вы нашли моё сообщение полезным для себя, пожалуйста, расскажите о нём другим людям или просто дайте на него ссылку.

Узнать больше вы всегда можете в нашей Школе писательского мастерства :

В основе композиции «Войны и мира» – повествование о событиях и героях. Согласно классификации, предложенной А. А. Сабуровым, оно имеет несколько разновидностей. Это историко-документаль­ное повествование; повествование, основанное на художественном вымысле; повествование, воссоздающее процессы душевной жизни героев, в частностиэпистолярное (например, переписка Марьи Болконской с Жюли Карагиной) и дневниковое (дневник Пьера Безухова, дневник графини Марьи Ростовой). Важное место в «Войне и мире» занимают авторские описания и рассуждения .

Основной элемент композиции «Войны и мира» – сценический эпизод, состоящий из сценического диалога и авторских ремарок . Сценические эпизоды в их последовательности и образуют повествовательный поток .

В «Войне и мире» множество сюжетных линий .

Само заглавие романа определяетдве основные сюжетные линии. Первая часть первого тома посвящена в основном теме мира. Она служит экспозицией основных сюжетных линий произведения. Здесь рисуются картины жизни социальных кругов, к которым принадлежат важнейшие герои. Толстой изображает салон Анны Павловны Шерер, знакомит читателя с Андреем Болконским и Пьером Безуховым, показывает жизнь Москвы, семью Ростовых, умирающего графа Безухова, затем переносит читателя в Лысые Горы. Первый переход от мира к войне отмечен гранью между первой и второй частями первого тома романа. Во второй части первого тома намечается героическая тема народа, которая получит развитие в третьем и четвертом томах.

Второй том почти целиком посвящен миру, третий том – преимущественно войне. Начиная с третьего тома темы войны и мира постоянно переплетаются. Личная жизнь героев входит в поток событий 1812 года. В четвертом томе тема войны идет на убыль, тема мира вновь начинает преобладать.

В пределах двух главных линий – войны и мира – в романе выделяются частные сюжетно-тематические линии . Назовем некоторые из них . Это тема петербургской знати , в частности салон Анны Павловны Шерер, круг князя Василия Курагина и Элен, круг Анатоля Курагина и Долохова. Кроме того, здесь завязываются сюжетные линии, связанные с судьбами Андрея Болконского и Пьера Безухова , с жизнью семьи Ростовых .

Отдельные сюжетные линии отражают судьбы Наташи Ростовой и Николая Ростова . Назовем также сюжетную линию, связанную с жизнью в Лысых Горах , историей старого князя Болконского, судьбой княжны Марьи. Кроме того, отметим линии Кутузова и Багратиона, Наполеона и французов , а также тему масонства .

Переход от одной сюжетной линии к другой осуществляется, как правило, по принципу антитезы . Антитезаважнейший композиционный прием в «Войне и мире».

Важное значение в романе Толстого приобретает пейзаж . Пейзаж у Толстого всегда является элементом большой и цельной картины жизни.

Важное место в композиции «Войны и мира» занимают авторские отступления – исторические, публицистические, философские. Так, в начале третьего тома Толстой рассматривает вопрос о роли личности в истории. Важную роль играют размышления автора перед описанием Бородинского сражения. В начале третьей части четвертого тома особый интерес представляет отступление о своеобразии партизанской войны. Значительную часть эпилога занимают философские отступления автора. Авторские отступления усиливают эпическое начало «Войны и мира».

«Диалектика души» (принципы и средства психологического анализа)

Термин «диалектика души» ввел в русскую критику Н. Г. Черны­шевский. В рецензии на ранние произведения Толстого Чернышевский отмечал, что писателя занимает всего более «сам психический процесс, его формы, его законы, диалектика души , чтобы выразиться определительным термином».

«Диалектика души», по Чернышевскому, представляет собой непосредственное изображение «психического процесса» . Кроме того, существует и более широкое понимание «диалектики души»: многие исследователи называют так общие принципы и конкретные приёмы психологического анализа в произведениях Толстого.

Рассмотрим некоторые общие принципы «диалектики души» в «Войне и мире».

Толстой изображает внутренний мир человека в постоянном движении, в противоречивом развитии. «Люди суть реки, человек – текучее вещество», – писал он. Этот тезис можно проиллюстрировать на примере духовных исканий Андрея Болконского и Пьера Безухова. Герои постоянно ищут смысл жизни, их внутренний мир непрерывно меняется. Изображение душевного состояния Андрея и Пьера – важный аспект «диалектики души».

Обратим внимание также на интерес Толстого к переломным, кризисным моментам в духовной жизни человека . Внутренний мир его героев часто раскрывается именно в такие моменты (Пьер в Торжке, Андрей Болконский под небом Аустерлица).

Важнейшая черта психологизма Толстого – тесная связь внешних событий с внутренней жизнью персонажей. Укажем, к примеру, на значение таких событий, как рождение ребенка и смерть жены для Андрея Болконского. Вспомним о роли Отечественной войны 1812 года в духовной жизни героев.

Отметим также некоторые конкретные приёмы психологического анализа у Толстого.

Основное средство изображения внутреннего состояния героя в романе Толстого – это внутренний монолог. Приведем примеры.

После разрыва с женой и дуэли с Долоховым, находясь в тяжелом душевном состоянии, Пьер покидает Москву и едет в Петербург. Остановившись на почтовой станции в Торжке, герой с грустью размышляет о своей жизни: «Что дурно? Что хорошо? Что надо любить, что ненавидеть? Для чего жить, и что такое я? Что такое жизнь, что смерть? Какая сила управляет всем?»

Увлекшись Анатолем Курагиным, Наташа находится в состоянии душевного смятения. «Боже мой! Я погибла! – сказала она себе. – Как я могла допустить до этого?»

Будучи тяжело ранен, Андрей Болконский размышляет о своем новом взгляде на мир. «Да, мне открылось новое счастье, неотъемлемое от человека, – думал он, лежа в полутемной тихой избе и глядя вперед лихорадочно раскрытыми, остановившимися глазами. – Счастье, находящееся вне материальных сил, вне материальных внешних влияний на человека, счастье одной души, счастье любви!»

Иногда внутренний монолог героя переходит в «поток сознания» , то есть цепь воспоминаний, впечатлений, логически не связанных друг с другом. Например, Толстой передает внутреннее состояние Николая Ростова во время его первого боя на реке Энс: «Во мне одном и в этом солнце так много счастья, а тут. стоны, страдания, страх и эта неясность, эта поспешность. Вот опять кричат что-то, и опять все побежали куда-то назад, и я бегу с ними, и вот она, вот она, смерть, надо мной, вокруг меня. Мгновенье – и я никогда уже не увижу этого солнца, этой воды, этого ущелья». «И страх смерти и носилок, и любовь к солнцу и жизни – всё слилось в одно болезненно-тревожное впечатление». Еще один пример – дремотное состояние Николая Ростова во фланкерской цепи накануне Аустерлица: «Да, бишь, что я думал? – не забыть. Как с государем говорить буду? Нет, не то – это завтра. Да, да! На ташку наступить… тупить нас – кого? Гусаров. А гусары и усы. По Тверской ехал этот гусар с усами, еще я подумал о нем, против самого Гурьева дома… Старик Гурьев… Эх, славный малый Денисов! Да, всё это пустяки…»

Важное средство психологического анализа у Толстого – монологи и диалоги героев. Общаясь друг с другом, герои Толстого нередко делятся своими сокровенными мыслями. Например, слова Андрея Болконского, обращенные к Пьеру, иногда приобретают характер исповеди . В начале романа Андрей Болконский объясняет своему другу, для чего он идет на войну: «Для чего? Я не знаю. Так надо. Кроме того, я иду. я иду потому, что эта жизнь, которую я веду здесь, эта жизнь – не по мне!»

Приведем еще один пример. В разговоре с Андреем на пароме Пьер высказывает своё мнение о смысле жизни: «Я вот что знаю, и знаю верно, что наслаждение делать добро есть единственное верное счастье жизни».

Важным средством психологического анализа становятся также письма героев. Приведем в качестве примера переписку княжны Марьи Болконской с Жюли Карагиной. В письме княжны Марьи раскрывается духовный мир христианки, ее искренняя вера в Бога и самоотверженная любовь к ближнему. И напротив, рассуждения о новомодных мистических учениях, которые мы находим в письме Жюли, кажутся пустыми и исполненными светской манерности.

Существенным средством раскрытия внутреннего мира героя можно назвать также дневник . Яркий пример – дневник, который вёл Пьер в период увлечения масонством. В дневниковых записях героя мы находим его сокровенные мысли о жизни и смерти. Здесь отражаются его душевные переживания, сны, воспоминания. Отметим также дневник графини Марьи Ростовой, фрагменты которого приводятся в конце произведения.

Сон – особое средство психологического анализа в романе «Война и мир». Особо следует отметить два сна Пьера . Один из них он видел в Можайске после Бородинского сражения, другой – в плену. Сны эти имеют символическое значение.

Сон , увиденный Пьером в Можайске , передает ощущение сопричастности «общей жизни», сознание необходимости подчинить свою свободу Божественной воле. Пьером овладевает идея сопряжения всего сущего в нравственном бытии человека.

Важным моментом в духовной жизни Пьера становится еще один сон – о глобусе , увиденный героем в плену. В этом сновидении Пьер приходит к ощущению того, что жизнь есть Бог. Смысл человеческого существования состоит в том, чтобы любить жизнь, любить Бога.

Отметим также сон Николеньки Болконского в конце романа.

Важное средство психологического анализа в романе «Война и мир» – изображение несоответствия между внутренним состоянием героя и внешним проявлением этого состояния .

Например, Николай Ростов, проиграв в карты Долохову огромную сумму денег, развязно сообщает об этом отцу, хотя в душе чувствует себя последним негодяем и затем просит у отца прощения.

Приведем ещё один пример. После разрыва с Наташей Андрей Болконский говорит с Пьером о политике, однако в душе продолжает переживать этот разрыв. Пьер при этом чувствует, что мысли его друга совсем о другом.

Толстой в своем произведении, как правило, не дает развёрнутых психологических портретов героев. Отсюда – особое значение психологической детали. Как правило, это повторяющаяся деталь (лучистые глаза княжны Марьи, холодный взгляд Долохова, обнаженные плечи Элен).

Нередко внутреннее состояние героя передается через описание природы. Например, небо Аустерлица – символ вечности, на фоне которой Андрею Болконскому становится ясной суетность его мечтаний о славе. Две встречи со старым дубом передают душевное состояние Андрея до и после первой его встречи с Наташей Ростовой. В весеннюю ночь в Отрадном герой невольно подслушал разговор Наташи с Соней, проникся радостью жизни, оптимизмом, исходившим от Наташи.

Толстой выступает в романе «Война и мир» как писатель-психолог. Изображение внутреннего мира человека в постоянном движении, противоречивом развитии, интерес к переломным, кризисным моментам в духовной жизни человека, тесная связь внешних событий с внутренней жизнью персонажей – важнейшие принципы «диалектики души».

Толстой использует в своем произведении такие средства психологического анализа, как внутренний монолог, монолог-исповедь, диалог, письма, сны, дневниковые записи. Писатель изображает несоответствие между внутренним состоянием героя и внешним проявлением этого состояния, передает движения души героя через описания природы. Важную роль в психологических характеристиках персонажей играет повторяющаяся деталь.

При подготовке материалов по творчеству Л. Н. Толстого использованы фрагменты монографии А. А. Сабурова «“Война и мир” Л. Н. Толстого. Проблематика и поэтика». – М, 1959. Кроме того, учтены исследования таких авторов, как С. Г. Бочаров, Н. К. Гудзий, Л. Д. Опульская, А. П. Скафтымов.

Материал этого раздела излагается в соответствии с концепцией А. П. Скафты­мова.

2 Вопрос о фатализме Толстого продолжает оставаться спорным. См., например, исследования Я. С. Лурье.

Н. Г. Чернышевский. Детство и Отрочество. Сочинения графа Толстого. Военные рассказы графа Толстого.

Толстой использовал в своем романе реальный дневник масона Я. П. Титова – почти дословно. Кроме того, здесь имеет место автобиографический момент: как уже отмечалось, с 1847 года и до конца своих дней сам Толстой вел дневник, который стал творческой лабораторией писателя.

источник